Брат Магомеда Маматова раскритиковал результаты экспертизы его тела.

На Карабулакском кладбище 22 января состоялись похороны Магомеда Маматова, обгоревшее тело которого было обнаружено на кукурузном поле в Беслане, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» брат Магомеда Руслан Маматов. По его словам, погребение проходило при большом скоплении народа.

Руслан Маматов рассказал, что, когда обнаружили тело обгоревшего мужчины, на опознание тогда поехала их сестра, Лейла.

«О том, что это был Магомед, было понятно сразу. Лейла узнала его по обуви, по фрагментам рубашки. Но нужно было провести еще ДНК-экспертизу. Судмедэксперты Северной Осетии подтвердили, что это действительно был Магомед. У него после аварии в ноге был металлический стержень. И эти же эксперты сделали заключение, что следов насильственной смерти не обнаружено.

Я не разбираюсь в тонкостях криминалистики, но получается, что Магомед сам себя облил бензином и поджег, выбрав для самосожжения кукурузное поле», — возмутился Руслан.

По его словам, по поводу пропажи брата есть много вопросов, и нет ни одного ответа.
«Он пропал 20 августа, 7 сентября автомобиль, на котором Магомед выехал в автомагазин, расположенный в Заводском районе Владикавказа, был припаркован у здания рядом с Черменским полицейским постом, расположенным около границы Ингушетии и Северной Осетии. И что, никто не видел, что за люди приехали на этой машине, почему оставили автомобиль и уехали», — сказал Руслан.

По словам мужчины, независимый эксперт сказал, что, судя по состоянию тела, Магомед после похищения еще был жив два-три месяца.

«Значит, его где-то держали, возможно, пытали. Что эти нелюди хотели от нашего брата? Он занимался мелким бизнесом, не был связан ни с религиозными фанатами, ни с криминальными личностями. Мы искали его до последнего дня, а следователи нам преподносили свои версии — то говорили, что, возможно, он рванул в Сирию, то, что скрывается от долгов. И даже предполагали, что он загулял, где-то пирует в обществе друзей и подруг», — рассказал Руслан Маматов.

Он также сказал, что родственники обращались в правоохранительные органы Ингушетии с просьбой подключиться к расследованию пропажи Магомеда.

«Статья 152 УПК РФ предусматривает такой вариант, когда силовики соседних республик занимаются расследованием одного уголовного дела. Но отклика на нашу просьбу мы от своих силовиков не услышали», — сказал Руслан.

«Кавказский узел»

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.