К чему военное усиление России на Северном Кавказе?

В 20-ых числах декабря в сети распространилось письмо командующего Южного военного округа генерала-полковника Александр Дворникова главе Ингушетии Юнус-Беку Евкурову.

Своё письмо командующий ЮВО начинает с того, что «постоянно меняющаяся военно-политическая обстановка в мире требует повышенного уровня подготовки войск», не уточняя, в какую же сторону поменялась военно-политическая обстановка на южных рубежах России.

Тем не менее, в 2019-м году в МинОбороны планируют сформировать на Северном Кавказе дивизию, а также соорудить как минимум один новый военный полигон. К главе же Ингушетии Дворников обращается в связи с тем, что один из полков этой дивизии будет располагаться на ее территории, как и новый полигон для стрельб из танков, БМП и для отработки тактических действий войск. Для этого командующий ЮВО запросил у Евкурова 8754 гектар на территории муниципальных образований Нестеровское, Берд-Юрт, Алхасты, Чемульга, Аршты и Галашки Сунженского района. Такая локация означает, что новый полигон будет располагаться в восточной части Ингушетии рядом с Чеченской республикой.

В письме Дворников напоминает, что этот план уже был обговорён Евкуровым с начальником главного управления боевой подготовки ВС РФ генерал-лейтенантом Иваном Бувальцевым.

Итак, из этого письма мы понимаем, что на южных непосредственно горно-кавказских рубежах планируется усиление российской военной машины. Непонятно пока только, где будут располагаться остальные полки дивизии, но можно предположить, что они обоснуются в двух соседних республиках — Северной Осетии и Чечне. Другой вариант — речь идёт о новой дивизии на базе 19 мотострелковой бригады (Владикавказ — Северная Осетия), чьё создание анонсировано на конец 2018-го года.

Заметим, что это не первое усиление и реорганизация структуры российской армии на Северном Кавказе. Как сообщают «Известия», ещё одна дивизия, запланированная на конец 2018-го года, будет сформирована на базе 136-й мотострелковой бригады (Ботлих, Буйнакск — Дагестан).

Ранее, в 2016-м, в Чечне была восстановлена 42-я гвардейская мотострелковая дивизия на базе трёх мотострелковых бригад. И это не считая усиления ПВО, а также сухопутных сил в юго-западной части России — кавказского Причерноморья, Ростовской области и Крыма.

Как обычно, это объясняют угрозой НАТО, но если в случае с Причерноморьем в этом есть хоть какая-то логика, учитывая взаимодействие с НАТО Украина, то на южных границах Россия со странами НАТО не граничит, а напротив, окружена нейтрально-дружественными странами.

У наращивания военной мощи Кремля на Северном Кавказе есть два наиболее вероятных объяснения: это подготовка либо к внутрироссийскому, либо к международному вооруженному конфликту.

В случае внутрироссийского кризиса власти, несмотря на скепсис ряда экспертов к сепаратистскому сценарию элит северокавказских республик, в Кремле традиционно придерживаются другого мнения. Сохраняющиеся опасения и недоверие лояльности Кавказа в Кремле подтвердил в интервью журналу Esquire главный редактор радио «Эхо Москвы» Андрей Венедиктов. По его словам, главной внутрироссийской угрозой российские элиты считают национальные республики с мусульманским населением. В таком случае, укрепление российской военщины в северокавказских республиках могут служить гарантом контроля над южными субъектами РФ.

В особенности, опасения сепаратистского сценария касаются Чеченской республики. Если до 2017-го года мы видели наращивание военной мощи в Чечне и в особенности создание учебно-тренировочной базы спецназа, то теперь очередь дошла до соседей Ингушетии. Это может означать, что «дагестанские», «ингушские» и «осетинские» группировки могут стать теми силами, которые в кратчайшие сроки не допустят повторения ичкерийской истории.

Но кризис в государстве может сказаться и на международной обстановке. На южных рубежах это касается в первую очередь Закавказья, где в случае ослабления России возможны попытки восстановления силовыми методами территориальной целостности Грузии в Южной Осетии и Абхазии, и Азербайджана в Карабахе, чего Россия не позволяла им даже в кризисные для себя 1990-е годы.

Поэтому, создание полнокровных мотострелковых дивизий в северокавказских республиках можно рассматривать как универсальную силу, на которую и будет опираться центральная власть в случае серьёзных внутригосударственных потрясений и ухудшения обстановки на южных рубежах России.

ТЕЙМУР ГАДЖИЕВ

Голос Ислама

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.