«Глупость Мединского, пересказанная Умаровым по-чеченски»

Чеченский министр по нацполитике Джамбулат Умаров предложил усовершенствовать практику публичных извинений. По мнению чиновника, регулярных покаяний в эфире ЧГТРК «Грозный» недостаточно и можно было бы завести для раскаяния «провинившихся» перед Рамзаном Кадыровым и его соратниками отдельную рубрику. Заодно – избавиться от анонимности в интернете, чтобы было проще найти тех, кому надо извиниться.

«Если ты такой справедливый, почему ты мразь?»

В интервью радиостанции «Говорит Москва» 21 января министр Умаров поддержал позицию другого IT-эксперта – министра культуры РФ Владимира Мединского. Последний пообещал, что с анонимностью в сети скоро будет покончено, а интернет станет доступен только по паспорту. По мнению Умарова, вход во всемирную сеть по документу упростил бы поиск «крыс из мрака», то есть, людей, которые пишут «гадости в социальных сетях».

«Чтобы потом мы могли спросить с него: слушай, урод, ты что там написал? Ты понимаешь, сколько ты народу взбаламутил?», — заявил в эфире радио чеченский чиновник.

Умаров еще подчеркнул, что в радиопрограмме «Умные парни» он выступает «не как словоохотливый блогер», а «как официальное лицо».

Практику публичных извинений чиновник назвал полезной для «перевоспитания» тех, кто занимается «вбросами» ложной информации в интернете. А деанонимизация приведет к тому, что будет проще найти этих людей и «заставить ответить за свои слова».

«Если ты пишешь, если ты критикуешь, если ты добиваешься какой-то правды… Хорошо, если ты такой хороший, тогда будь мужчиной. Если ты такой справедливый, почему ты мразь?», — сказал министр.

Умаров привел пример «перевоспитания» молодого чеченца, которого заставили извиняться за то, что он бросил банку в пассажиров метро. По его словам, власти Чечни «нашли в себе силы, чтобы вернуть его обратно в город». Молодой человек теперь подметает улицы.

«Мы этих людей находим в основном, потому что республика у нас маленькая, как бы нас всего там миллион четыреста с чем-то. А уж молодежи, которая может баловать с этим делом, еще меньше… Как бы это не по всей стране мы ищем. Мы далеко не всех находим. Но в основном находим кого? Например, кто пишет о том, что отравили воду в каком-нибудь колодце; что, скажем, вместо нормальных вакцин, вместо нормальных препаратов людям вводится яд; или, например, что в каком-нибудь детском садике отравили, я не знаю, кашу; или еще что-нибудь такое, таких да, конечно же, мы их находим», — рассказал политик о случаях, которые по мнению властей Чечни столь значительны, что заканчиваются раскаянием в эфире ЧГТРК «Грозный».

Умаров назвал извинения способом вернуть «провинившегося» в «нормальное русло».

Унижение страшнее смерти

Руководитель «Комитета против пыток», член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Каляпин согласен с Умаровым в одном: проблема фейковых новостей действительно существует, но деаномизация ее не решит.

«Это глупость Мединского, пересказанная Умаровым по-чеченски, — говорит правозащитник. — Не знаю, что они там собираются паспортизировать и запрещать. Люди все равно будут общаться там, где не паспортизируют и не запрещают»

При этом Каляпин констатирует, что в Чечне есть очень специфическая практика – опозорить человека, вытащить в эфир вместе с родственниками и заставить извиняться. Такая моральная расправа.

Но говоря о борьбе с фейкньюс, Умаров умалчивает, что унижениям на главном чеченском телеканале люди подвергаются вовсе не за ложные новости. Оказаться в телеэфире можно за сообщение в мессенджере или соцсети, критикующее действующую власть. Извинения приносят вынуждено, после давления, угроз, и часто – пыток.

Например, Абубакар Осмаев, который записал и опубликовал в сети ролик о сносе домов в Шали, а после целый месяц провел в заточении. Кадыровцы его сначала избили, а потом заставили извиняться перед спикером Магомедом Даудовым в эфире ЧГТРК «Грозный». Мужчина умер в декабре 2018 года после второго инсульта. Но кадыровцы не остановились и на этом: они вынудили выступить по телевидению родственников Осмаева и сказать, что он умер не от проблем с сердцем, а от отравления угарным газом.

Другой недавний случай – жительница Чечни извинилась за то, что попыталась передать своему сыну справку об избиении силовиками. В эфире кадыровского телеканала справку назвали поддельной, а женщина публично раскаялась в содеянном.

Таких примеров за последние годы – десятки. При этом, чеченский министр не упомянул, что в республику традиция приносить извинения по любому поводу пришла вместе с Рамзаном Кадыровым.

«Это современная практика нынешнего руководства республики», — говорит директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

По адатам извинения приносят в крайних случаях. Например, если человек спровоцировал автокатастрофу, и в ней есть погибшие. Тогда во время процедуры примирения (маслаата) приносятся извинения. Но это делается, чтобы не допустить кровную месть.

«Извинения в эфире чеченских телекомпаний – это одна из практик тоталитарного управления. У власти в республике есть два механизма контроля: коллективная ответственность (когда ты боишься, что придут за родственниками) и публичное унижение, которое для чеченца порой страшнее смерти. Также нельзя забывать, что часто извинениям предшествует насилие», — подытожила эксперт.

***
Сегодня директор ЧГТРК Ахмед Дудаев опроверг новость о запуске рубрики с извинениями. Он сообщил, что «это абсолютная неправда, даже больше, полный бред. У руководства телерадиокомпании нет, не было и никогда не будет никаких планов касательно подобной рубрики. Более того, мы считаем, что это совершенно неэффективный метод воспитания молодежи».

Kavkazr.com