Барак на ул.Фабричная г.Назрань. Фото: Татьяна Гантимурова для "Кавказского узла"

Беженцы из Пригородного района дежурят возле бараков, опасаясь сноса

Вынужденные переселенцы из Северной Осетии, живущие в Назрани, организовали дежурства после попытки рабочих демонтировать их бараки.

Уполномоченный по правам человека Джамбулат Оздоев считает, что прокуратура должна выяснить, кто владеет этим участком земли и пытается выселить людей на улицу.

В апреле, 15 семей вынужденных переселенцев из Пригородного района Северной Осетии, живущие в трех бараках на улице Фабричной в Назрани, получили от чиновников мэрии требования выселиться. Жильцы бараков пожаловались, что им некуда идти, так как другое жилье им не предоставлено, а купить его на деньги, которые выделяются для беженцев, невозможно.

Жильцы бараков на улице Фабричной организовали дежурства, чтобы помешать рабочим демонтировать их жилища, рассказала жительница одного из бараков Хава Цицкиева. По ее словам, нести дежурство их вынудила попытка рабочих разобрать один из бараков.

«После того, как полбарака было разрушено, мы следим, чтобы подобное больше не повторилось. Дежурим», — сказала женщина.

Инцидент произошел на следующий день после того, как Юнус-Бек Евкуров в Магасе заверил жительниц бараков, что их не выселят, уточнила Хава Цицкиева.

Эту информацию подтвердила Марина Хамхоева, которая до 1992 года жила в селе Тарское. «Мы с Евкуровыми соседи. Мне односельчанин, который работает в охране в администрации, подсказал день, когда Евкуров с главами сельских поселений будет находиться на территории правительственного комплекса, и, возможно, нам удастся с ним встретиться. Так и получилось. Он увидел толпу женщин и подошел к нам. Меня, бывшую соседку, узнал, спросил, какие у нас проблемы. Мы ему рассказали, что мало того, что живем в ужасных условиях, так даже из этих хибар нас собираются выселить. А поскольку никто из нас не имеет ни дома, ни квартиры, то выселять нас будут в буквальном смысле на улицу», — рассказала Марина Хамхоева.

Глава Ингушетии поручил чиновникам мэрии Назрани организовать ремонт в бараках и «создать жильцам комфортные условия проживания«, уточнила жительница барака Лида Цурова. «Сказал, чтобы мы не переживали, что никто нас выселять не будет. Пообещал, что с этим вопросом он разберется. Ну, мы успокоенные поехали домой. А через день пришли рабочие и стали разрушать половину барака. Пыль, древесная труха, стекловата сыпались с потолка на наши головы. Дышать было невозможно. Мы стали просить дать нам время для того, чтобы перетащить вещи. Они нас торопили, ругали, что медленно переселяемся. А что мы могли сделать, если среди нас больше половины инвалидов и сердечников», — рассказала Лида Цурова.

Прораб, который руководит сносом бараков, приходит к ним «каждый день», уточнила Марина Хамхоева. «Требует освободить бараки добровольно, а не то все наши вещи будут выброшены на улицу», — посетовала женщина.

Во время одного из визитов прораб распорядился начать демонтаж барака, но организовавшие дежурство жильцы попытались помешать рабочим, сообщила Лида Цурова. «Один из них плохие слова сказал в адрес пожилой женщины. Ее сын, услышав, что оскорбили его мать, кинулся на обидчика с кулаками. Завязалась драка. Одна из женщин кинулась их разнимать. И тут ей стало плохо. Скорая быстро приехала, прямо на земле сделали ей укол. Потом перенесли в барак.

Крышу разбирать перестали. И дали нам срок: закончится месяц Рамадан и еще несколько дней, пока Ураза-байрам, бараки не будут разбирать, до 8 июня. А потом все бараки сравняют с землей», — рассказала Лида Цурова.

Она уточнила, что после инцидента женщины вызвали полицию. «Приехал сотрудник полиции, походил, поговорил с рабочими и уехал. Нас ни о чем не расспрашивал», — рассказала Цурова.

Проблемами переселенцев из Северной Осетии должна заняться Москва

Бараки расположены на участке земли, который «давно продан» частным лицам, пояснил уполномоченный по правам человека в Ингушетии Джамбулат Оздоев. «Так что не муниципалитет и не республиканская власть собираются выселять людей и разбирать бараки. Этим занимаются частные лица. Они заявляют свои права на эту территорию. Кто продал, когда? — концы найти трудно. Этим должна заниматься прокуратура. Главное сейчас другое – куда переселять людей, которые проживают в этих ветхих строениях в нечеловеческих условиях», — сказал Оздоев.

По его мнению, проблема вынужденных переселенцев из Пригородного района Северной Осетии могла быть решена давно, но только на федеральном уровне.

«Региональные власти, к сожалению, не имеют таких рычагов, чтобы все, кто был вынужден покинуть свои дома в результате осетино-ингушского конфликта, могли вернуться в те населенные пункты, где жили до 1992 года. До сих пор остается злободневной проблема тех вынужденных переселенцев, которые вот уже больше четверти века проживают в бараках, заброшенных казармах. Условия, в которых живут люди, конечно, ужасны. И у многих из них, действительно, безвыходное положение: они живут там с детьми, со стариками-инвалидами. Чтобы приступить к решению этой проблемы, руководство республики создало комиссию, в состав которой вошел и я. Комиссия должна выработать конкретные предложения до 30 мая», — рассказал Джамбулат Оздоев.

Оздоев рассказал также о встрече с женщинами, чьих сыновей обвиняют в экстремизме. «Беседуя с этими женщинами, я выяснил, что до 1992 года они жили в Пригородном районе, их сыновья родились и выросли сначала в вагончиках, потом в бараках… Не решая жилищную проблему вынужденных переселенцев, мы получили более серьезную проблему. Молодые люди, обделенные элементарными житейскими радостями, не имеющие достойного образования, не работающие, потому что им негде приложить свои силы, становятся для вербовщиков экстремистских организаций тем материалом, который легко поддаётся идеологической обработке. Таких молодых людей легко вербовать», — подчеркнул Оздоев.

Власти Ингушетии пообещали решить жилищную проблему переселенцев

Главам муниципалитетов, в которых есть такие бараки, поручены «определенные задачи, выполнение которых будет непосредственно контролироваться главой республики», сообщила пресс-секретарь Евкурова Марианна Дзейтова. «Судя по тому, что создана представительная комиссия, члены которой должны к 30 мая предоставить свое видение решения проблем вынужденных переселенцев, есть уверенность, что эта тема, которой больше четверти века, будет снята с повестки дня«, — сказала пресс-секретарь Юнус-Бека Евкурова.

Марианна Дзейтова — пресс-секретарь Евкурова

Требования властей выселиться из бараков жильцы проигнорировали, сообщил заместитель мэра Назрани Муса Харсиев. «Люди игнорируют требования муниципальной власти о выселении, мотивируя это тем, что им негде жить и нет средств, чтобы приобрести квартиру или дом. Хотя они все получили, что положено вынужденным переселенцам», — сказал чиновник.

Представители комиссии будут изучать ситуацию каждого жильца бараков, поскольку не исключено, что в них живут не только вынужденные переселенцы, но и те, кто по другим причинам лишился жилья, уточнил Харсиев. «Эти граждане из Малгобека, Карабулака, и проживают они здесь необоснованно. Сейчас глава Ингушетии создал комиссию и по каждому, кто проживает в бараках, будем проводить расследование», — сказал Харсиев.

Муса Харсиев — заместитель мэра Назрани Алихана Тумгоева

Чтобы решить жилищную проблему вынужденных переселенцев, нужно изучать конкретную ситуацию каждого из них, согласилась юрист Правозащитного центра «Мемориал» Хадиджа Гадаборшева. «Учитывая при этом многие факторы: есть ли у них статус вынужденного переселенца, были ли они зарегистрированы как вынужденные переселенцы и по каким причинам этот статус не был продлен», — сказала она.

По закону жильцы бараков имеют право жить «в нормальных условиях», считает Хадиджа Гадаборшева. «Но если исходить из нынешних реалий, то, если нет правовых оснований, решить вопрос о жилье в нашей республике достаточно проблематично. Разрешение на право проживания в этих бараках давали различные организации, которые в разное время курировали этот вопрос. За 27 лет их было великое множество», — рассказала юрист.

Она уточнила, что неоднократно бывала в этих бараках и видела, в каких условиях живут люди. «Наши неоднократные обращения к главе республики, к членам правительства с просьбой обратить внимание на проблемы вынужденных переселенцев до сих пор оставались без внимания«, — сообщила представитель «Мемориала», пояснив, что эти бараки можно «смело причислить» к категории аварийного жилья.

Напомним, что согласно ст. 92 Жилищного кодекса России, вынужденные переселенцы должны временно поселяться в помещениях, входящих в специализированный жилищный фонд. «Чтобы человека выселить из ветхого жилья, его об этом нужно предупредить за год. Поскольку бараки признаны ветхими, то людям должно быть предоставлено равнозначное по общей площади жилье», — рассказала адвокат, специалист по гражданскому праву Людмила Толстоногова.

Татьяна Гантимурова. Кавказский узел